Методология Кришнамачарьи. Инструменты, история, идеология

Часть 2. Археология асаны

автор: Алексей Константинов,
статья для журнала «Ной», лето 2012 г.


рис.1. Дед в адхо мукха падма врикшасане

«Ценности возникают благодаря любви и преданности людям
и объективным реалиям этого мира».
Альберт Эйнштейн

«(Но) есть ценности, которые рождаются устаревшими».
Жиль Делез

«ДВОЙСТВЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ (англ. ambiguous figures, reversible figures) — изображения, допускающие различные соотношения «фигуры» и «фона» в зависимости от имеющихся у субъекта представлений. Выделенный предмет (фигура) становится объектом восприятия, а все, что его окружает, отходит к фону восприятия».
Из одного словаря

В ХХ веке хатха-йога практически полностью изменила свое лицо.
Следуя общекультурной тенденции возвращения «телесному» его важности, она подняла асану на такой уровень, которого та прежде не знала. Причем это радикальное изменение значимости одного элемента внутри системы полностью изменило саму систему. Впервые в истории хатха-йоги школы станут позиционировать свое уникальное отличие друг от друга не через интерпретацию классических текстов, инструментарий работы с сознанием, восприятие особенностей тонкой физиологии, типы самадхи и подобные «концептуальные» сферы знания.

Граница между школами станет проходить внутри и вокруг асаны. Необходимый, но всего лишь вспомогательный этап в йоге — физическое упражнение-позиция «асана» — из средства будет превращена в цель. И такое революционное смещение акцентов станет концом древней «мистической» йоги, с ее основной идеей «победы над смертью» (Мирча Элиаде), и началом эры современной телесно-ориентированной, для которой главным станет «адаптация к жизни» (Дитрих Эберт). Эта практика заимствует название и ряд незначительных методов у средневековой хатха-йоги, ауру древности и референтный текст у Патанджали, часть упражнений у современных западных систем физической культуры и риторику у всех вместе.

Подобная легитимация новой йоги начнется в начале 20х годов.
К 30-50м годам в Индии словосочетание «хатха-йога» с таким совершенно иным содержанием вновь начнет быть популярным. И в 60-70х, попав на Запад через системы Джойса-Айенгара-Шивананды, эта «нео-хатха» станет к 90м популярной эзотерической физкульт-индустрией с многомиллионными оборотами, товарами, курсами, учителями, книгами и т.д.

В статье сделана попытка анализа асаны как таковой в историко-аналитической перспективе ХХ века. На примере работы Кришнамачарьи я постарался ответить на вопросы о том, чем была асана в индийской йоге 30х годов. Буквально за 20-30 лет она стала преобразовываться, в 50-60е годы и, в особенности, позже, при ее перенесении на западную почву асана получит абсолютно новый смысл и значение.

1. Асана как терапия

Для Кришнамачарьи асана – один из полноправных этапов 8ми ступенчатой аштанга-йоги, который не следует пропускать: «каждый, кто идет путем йога-шастр, должен пройти по 8 ступеням… в соответствии с заданным порядком» [Йога Макаранда]. Для него практика приносит плоды на каждой ступени и технологии/задачи каждой предельно выверены. Следуя наследию средневековых натхов, он четко определяет их место и полезные эффекты: «от практики лишь асан ты уже приобретаешь физическую силу, от практики только ямы развиваешь сочувствие ко всем живым существам, через пранаяму достигаешь долголетия и хорошего здоровья. Тоже самое касается и других ступеней» [Йога-макаранда]. Собственно, вся «Йога-макаранда» — это практический учебник, в котором каждая ступень объясняется в разрезе триады тело (здоровье) — ум (внимание) — душа (бессмертие и свобода). Для них в практике 8 ветвей заложены определенные задачи, причем по каждому из 8 этапов есть методика (как практиковать), а также методология (зачем и к чему это может привести); кроме того, эти задачи от этапа к этапу меняются.

1. Задача и критерий успешности этапа асан для тела – физическая сила и здоровье на уровне систем кровообращения, опорно-двигательного аппарата, других систем «внутренней циркуляции».
Задачей этапа асан в рамках аштанга-йоги является подготовка тела к пранаяме, поскольку «без соответствующей практики асан невозможно совершенствоваться в пранаяме» [Йогарахасья].
Методикой для асан является принцип виньяс, различные дыхательные режимы, особенности тренировочного комплекса и т.д. — для конкретного человека в зависимости от заболеваний, текущего состояния здоровья, целей практики.


рис.2. Баба в ардха чандрасане
Что на картинке: лубочная бабка потянулась за солонкой
или русская женщина делает индийскую асану?

2. Задачи этапа асан для ума – нигде не прописаны. Методики, соответственно, также нет. Присутствуют дришти – точки фиксации взгляда, но внимания им много в текстах не уделено. Если сравнивать тратаку и дришти, то результатом практики первой, согласно Кришнамачарье, будет подготовка к шамбхави-мудре (длительные практики сосредоточения на межбровье), а уже эффект этой мудры – увеличение экаграта читты (силы внимания или однонаправленной осознанности). Но все это – отдельные специализированные техники, не имеющие отношения к этапу асан.

Кроме того, во время практики асан «мысли должны отслеживать дыхание», но главной «мишенью» при этом является не ум, а само дыхание: «Практикуя асаны, необходимо контролировать дыхание» [Йогарахасья].


рис. 3. Алеша Попович в позе Добрыни Никитича

3. Задачи этапа асан для души (как бы странно эта фраза не звучала) – не ставятся. Они появятся уже на этапе пранаямы. Особенностей методики, естественно, нет.

Иными словами, конечным итогом практики асан для Кришнамачарьи в рамках изолированного этапа (делаем только асаны для тела) будет телесное здоровье. В то же время, с точки зрения йогического 8мичленного пути (делаем асаны, чтобы идти дальше к самадхи), здоровье — начальный пункт подготовки к последующим этапам: «Только после получения эффектов от асан мы можем надеяться и переходить к другим ступеням». Как указывает в своём предисловии к «Йогарахасье» доктор Варадачар, «в этом как раз и состоит оригинальный подход йога Кришнамачарьи, который настаивает на абсолютной необходимости разрабатывать и подбирать такие асаны для выполнения пранаямы, которые (через интерес к здоровью учеников и выяснению их физической выносливости) способствуют выполнению дхараны и других анг». Хочу подчеркнуть, что асаны способствуют этому при сочетании их с переходом йогина к следующим этапам – пранаямы и дальше, без которых единственный эффект асан — здоровое тело и, возможно, психика.

Это полностью согласуется с «Хатха-йога Прадипикой», где Сватмара утверждает, что асаны «сделают йогина стойким, свободным от недугов и придадут легкость телу» [Хатха-йога Прадипика 1994]. Ни о какой работе с сознанием, вниманием и т.д. в рамках работы с асанами информации у автора «Йогарахасьи» нет. Кришнамачарья был бы немало удивлен, заговори с ним об этом современный практик йоги. Как он ясно дает понять, «хатха-йога сосредоточена главным образом на описании методов выполнения асан, а раджа-йога обучает средствам улучшения способностей ума через процессы дхараны и дхъяны» [Йога-макаранда]. Идеи работы с умом, вниманием и даже жизненными ценностями с помощью асан появятся позже на 20-30 лет в работах его учеников.

Именно из-за этого «интереса к здоровью и физической выносливости» во всех своих произведениях, посвященных применению и эффектам от асан, Кришнамачарья подчеркивает, что «асаны должны преподаваться с учетом знания о состоянии тела ученика». Именно поэтому, он изобретает бесчисленное количество различных асан и способов их исполнения, так как сколько групп заболеваний, столько и принципов их исцеления, а при «лечении больных людей важно знать все разновидности этих асан». Более того, предвосхищая идеи современной остеопатии и кинезиологии, он придерживается мнения, что «асанам следует обучать лишь после проверки и уточнения реакций тела» [Йогарахасья].


рис. 4. «Корова мордой вниз в позе «собака мордой вниз»
«…асаны должны преподаваться с учетом знания о состоянии тела ученика…»

Вполне логичным выводом отсюда будет низкая эффективность группового обучения асанам, поскольку тела разных людей требуют разных наборов асан. И даже если асаны будут те же, возможно, методика выполнения либо асан, либо дыхания в них и т.п. будет различной для некоторых участников группы. Это очень похоже на прием витаминов: если мы знаем какого не хватает — мы будем использовать именно это химическое соединение, если не знаем — будем пить все витамины вместе — так, на всякий случай. Что и происходит на групповых занятиях по йоге.

Приводя длинный список самых различных асан, Кришнамачарья напоминает, что «все асаны могут быть изменены, чтобы соответствовать нуждам учеников». Именно отсюда возникает его постоянное творчество в отношении асан и понятие «йоги для человека», а не наоборот. Создавая множество разнообразных поз, мастер стремился вовсе не к новизне ради новизны, но к адаптации асаны как физического упражнения к потребностям студента, с учетом ограничений его силы, суставной подвижности, показаний и противопоказаний, связанных со здоровьем. Предельно точно в «Йогарахасье» он указывает, что «из-за различия в строении тел не всем людям можно выполнять все асаны». В этом смысле, очевидно отсутствие некоего «правильного» и отсутствие необходимости «идеального» выполнения асаны для всех. В то время как все современные системы хатха-йоги как раз и конституируют себя через особое «запатентованное» отношение к отстройке асаны.

Таким образом, каждая асана практикуется с ЛЕЧЕБНОЙ целью и, по сути, является ТЕРАПИЕЙ, а критерием успешности ее выполнения становится ИЗЛЕЧЕНИЕ от болезни. Идеи прогресса-усложнения практики у Кришнамачарьи нет. И хотя перечисляются некоторые асаны высокой степени сложности, в «Йогарахасье», например, для них не прописано показаний — в тексте они просто перечисляются, словно бы демонстрируя, что автор знаком с ними.

Это соответствует пониманию Джойсом цели практики асан, что отражено в названиях первых двух серий аштанга-виньяса йоги («йогатерапия» и «очищение каналов-нади» соответсвенно). Вся «Йога-мала» не случайно целиком посвящена йогатерапии, без упоминания, а что же дальше. Неслучайно и Лино Миеле в своей «Аштанга-йоге», написанной под личным руководством Джойса, приведет показания и противопоказания только для первой серии.

2. Асана как фитнес

Возникает следующий вопрос: нужно ли вообще делать асаны здоровым людям и если да, то какие и в каком объеме? Для Кришнамачарьи ответ очевиден: асаны он делал всю жизнь — и в майсорский период, когда был абсолютно здоров, и в 95 лет, когда восстанавливал себя после сложнейшего перелома бедра. Неслучайно его сын Десикачар даст своей книге «Сердце йоги» подзаголовок «совершенствование индивидуальной практики».
Осознавая, что «необходимо руководствоваться определенным порядком при практике асан», какой-либо правильной или идеальной последовательности Кришнамачарья не дает, следуя осознанной необходимости «понять, какие из асан подходят данному человеку, и лишь после этого обучать его этим асанам» [Йогарахасья].


рис.5. Визитка некой американской студии йоги

Интересно, что сам он все же использовал последовательности при работе со студентами — преимущественно в 30е годы. Синхронная отработка серии не способствовала пониманию логики асан для личной практики, но, во-первых, эффективно готовила к публичной демонстрации возможностей йоги, во-вторых, облегчала задачу обучения одновременно нескольких детей и, в-третьих, служила удобным тестом для проверки уровня мастерства. В этом смысле понятно, почему много позже Джойс в ответ на вопрос «чему вас учил Кришнамачарья?», скажет: «То, чему учил меня мой учитель, является в точности тем же методом, которому я учу сейчас. Это был экзаменационный курс начальных, средних и продвинутых асан» [из интервью журналу «Намарупа», 2004 год].

Майсорский период — это совершенно особое время для Кришнамачарьи и для контекста его работы, в течении которого главной его целью была популяризация йоги для индийской молодежи. До конца жизни он сохранит принцип виньяс, использование сложных асан и переходов, но — только для детей. Ганеша Мохан (сына А. Г. Мохана), который в детстве учился у Кришнамачарьи, вспоминает: «В 10-15 лет весело падать из стойки на руках в мостик, и для нас это была игра, через которую мы обучались йоге. Но когда тебе 35-40 это уже несколько странно и довольно опасно» (из личного интервью). Поэтому построение последовательности и, в более широком плане, всей практики для занимающегося – дело сугубо индивидуальное, соответствующее состоянию здоровья, возрасту, роду деятельности и стилю жизни человека. Как он позже напишет в «Йогарахасье»: «Учителя не должно вводить в заблуждение рвение ученика. Он должен обучать его только тому, что ему подходит в данное время». Асана – это своеобразная одежда, выполняющая четкую функцию и имеющая подходящий для тебя размер, цвет и, более того, свою стоимость, которая при неправильном подборе в лучшем случае может придать тебе нелепый вид, а в худшем и разорить…

3. Асана как политика

1920-30е годы для хатха-йоги в Индии – время, когда она была предметом осмеяния и презрения. Именно в такой обстановке начал работу Кришнамачарья. Его главными задачами стали изменение отношения к йоге со стороны общественности, а также создание удобной для массового обучения версии практики.
В этом смысле, интересно постоянное сравнение йоги и бодибилдинга в «Йога-макаранде». Именно последний был основным объектом критики со стороны Кришнамачарьи — но не по причине внешнего сходства и внутреннего различия (как сейчас в мифе о превосходстве «классической» йоги над «современной»), а по причине массовой популярности бодибилдинга в среде среднего и высшего классов индийского общества, при абсолютном незнании хатха-йоги.


рис. 6. Архетип русской йоги

Кришнамачарья не считает йогу более духовной, глубокой и т.д. по сравнению с западными системами телесного развития. Они анализируются им с совершенно иных позиций.
Первое, чем недоволен автор «Йога-макаранды» и что, собственно, является основной мишенью для него — это бодибилдинг как воплощение колониализма, превосходства «иностранного» над «индийским». Именно по этой причине бодибилдинг быстро завоевал популярность среди высших секуляризированных классов индийского общества, для которых «Англия/запад» стали синонимом «качество/истина». Как сам он эмоционально пишет: «Сегодня мы следуем западному опыту и методологии, полагая, что это самый легкий путь. Мы тратим большие деньги, заказываем дорогое оборудование и используем его без всякой системы. Явно или скрыто, но иностранцы похитили искусство и науку у матери Индии». Подобные тексты — привычная политическая риторика в период мощной антиколониальной волны. Одним из ее проявлений стало возвращение интереса ко всему национальному, в том числе к йоге. С этой точки зрения удачно совпало искреннее желание самого Кришнамачарьи донести йогу до масс с выполнением им социального заказа на пропаганду йоги от раджи Майсора.

При этом, понимая недостаточность идеологической критики бодибилдинга, Кришнамачарья пытается анализировать его с позиций эффективности/правильности как системы физкультуры. Среди основных недостатков он приводит следующие:

  • зависимость занимающегося от станков и их дороговизна («нужно тратить деньги нашей страны на заказ заморского оборудования»);
  • неадекватность индийским условиям («физические упражнения, которые противоположны нашим национальным ахара гунне (пищевому режиму), джала гунне (питьевому режиму) и вайю гунне (климатическим условиям)»);
  • методические ошибки тренировочного режима («такие упражнения дают действительно хорошую циркуляцию крови в одних частях тела и в то же время уменьшают поток крови в других»);
  • особенности дыхательного режима («они издают громкие звуки во время практики и дышат через рот. Это очень опасно, поскольку наша жизнь длится ровно столько, сколько прана вайю существует в теле»).


рис. 7. Bodybuilding and/or yoga

Более того, он открыто включает йогу в массовый оздоровительный спорт, поскольку для него «есть только три вида физической культуры, которые дают равную силу суставам и сосудам нашего тела: йогабхъяса, каради садхана (фехтование или упражнения с использованием холодного оружия) и стрельба из лука». Обратите внимание на неслучайность их индийского происхождения, а также объединение всех в одном смысловом поле.

Таким образом, Кришнамачарья прямо заявляет, что асаны йоги могут полноправно, на уровне массового потребления рассматриваться как одна из систем физического развития: «Этого физического упражнения, которым является йога, этой асаны-крии, которая есть в нашем распоряжении, – нам более чем достаточно». Надо заметить, что в то время прогрессивный преподаватель хатха-йоги (именно преподаватель, а не гуру) руководствовался не мифом элитарности йоги как «духовной системы для избранных», что часто наблюдается сейчас, а прямо противоположным ему мифом эгалитарности – равных для всех возможностей заниматься йогой, национальным «физическим упражнением».

Таким образом, сравнивая плюсы и минусы западной системы бодибилдинга, популярной в его время в Индии, и практики йоги, Кришнамачарья невольно поставил их на один уровень. Йога, в рамках работы с асанами, и бодибилдинг, как интенсивный тренинг, – для него системы физического воспитания, одна из которых более адекватна, удобна, недорога, терапевтична, является подлинно индийской, а вторая — менее. И все. И сложные зажигательные быстрые последовательности того, что позже станет известно как «аштанга-йога в традиции Паттабхи Джойса» были для их создателя, Кришнамачарьи, эффективными и броскими рекламными роликами для пропаганды йоги как «тренинга тела для молодежи». Именно этой цели и служили «средние и продвинутые» асаны, поскольку шоу-демонстрации, включающие подобные трюки, были, с одной стороны, развлечением для высшего класса, но с другой — мощным агитсредством популяризации йоги. Подобную роль в наше время играют многочисленные фото и видео со сложными асанами. Как об этом скажет поздний студент Кришнамачарьи А.В. Баласубраманиам: «В 30-40е годы, чувствуя, что йога и интерес к ней находятся на низком уровне, Кришнамачарья хотел вселить в людей энтузиазм и веру. И тогда он делал эту цирковую работу, чтобы привлечь внимание масс» [Desai & Desai, 2004].
Ограничиваясь в йоге только физическими упражнениями, асанами, их отсройкой и подсчетом виньяс — что предполагается самыми популярными стилями современной йоги — дорогой читатель рискует всю жизнь посвятить адекватному, удобному, недорогому и подлинно индийскому, но всего лишь «тренингу тела для индийской молодежи 30х годов». Более того, даже рекламному варианту данного тренинга. Это может звучать абсурдно. Все мы транслируем какие-то ценности. Но если проследить их историю, часто оказывается, что когда-то они имели совсем другое значение… И сегодня это может оказаться не более чем мифологизация «цирка Кришнамачарьи».

До 20-30х годов ХХ века асана всегда была традиционным йогическим методом улучшения физического здоровья и подготовки тела к пранаяме.
«Йога-макаранда», написанная в 1934 году, – важнейшее свидетельство того необычного периода, когда асана приобрела еще один смысл: асана как пропаганда. Интересно, что книга имеет две части. Первая в деталях объясняет яму-нияму, а также полезные эффекты и технику выполнения асан. Показательно, что именно эта, ориентированная на технологию асан, красочно иллюстрированная часть и была опубликована в 1934 году, являясь своего рода рекламной брошюрой-методичкой. Вторая часть, которая должна была быть посвящена пранаяме и последующим ступеням аштанга-йоги, так никогда и не увидит свет. На тот момент в ней не было никакого смысла, и более того, со своими медитативными техниками и религиозной браминской лексикой она, напротив, могла бы оттолкнуть от йоги зарождающийся средний класс с его представлениями о том, что «человеческое тело без хорошо развитого рельефа мышц не стоит того, чтобы на него смотреть» [Sundaram 1989].


рис. 8. Реклама некой американской студии йоги
Аутентичная хатха в руках буржуазного фитнеса :)

Позже, выполнив задачу популяризации йоги, или, если сказать точнее, «делегировав» ее своим ученикам П. Джойсу и Б. К. С. Айенгару, сам Кришнамачарья после смерти раджи, потери интереса у правительства Майсора к развитию массовой физкультуры (и йоги в частности), после официального закрытия Йога-шалы переезжает в Ченнай. Этот географический переезд станет для него одновременно и концептуальным: он сосредоточится на двух аспектах изучения и практики йоги.
Во-первых, йоги как терапии, что будет соответствовать нуждам его клиентов ченнайского периода. И неслучайно «Йогарахасья» как, возможно, первый учебник по йогатерапии будет передана им Десикачару именно тогда.
И во-вторых, йоги как средства работы с вниманием для достижения освобождения/бессмертия, что согласовывалось с задачами его возраста и необходимостью передачи накопленной им информации своим детям и последним ученикам. Основным текстом этого периода станет «Дхьяна-малика» – учебник по медитации.
И это уже будет совершенно иная йога — без элементов шоу.

4. Феномен Кришнамачарьи

Важнейшим вопросом анализа системы йоги, как и любой системы знаний, является вопрос границ ее идентичности — где заканчивается сама система и начинается нечто другое. Часто именно по этим границам можно судить о внутренней логики системы. Пытаясь понять, что является границами системы Кришнамачарьи, мы осознаем, что вся она получает смысл изнутри тела ученика. Хорошо все то, что ведет к выздоровлению, прогрессу внутренней практики, даже если это… противоречит другим принципам учения. К примеру, если нет нужной асаны именно для этого человека и для этой цели, ее можно изобрести и придумать ей название, либо модифицировать уже существующую, либо использовать пранаяму, мантру, медитативную практику, аюрведическое средство, изменение диеты и т.д. Так что по сути Кришнамачарья радикально индивидуализировал хатха-йогу, создав мета-систему.


рис. 9. Кришнамачарья в падма пинча маюрасане

Граница системы оказалась прозрачной и относительной, благодаря уникальному энциклопедизму и широте взглядов автора, созданию неповторимой йоги для каждого конкретного ученика, настройки асаны и самого стиля под человека. Причем гибкость подхода Кришнамачарьи на практике воплотилась в… отсутствии самой школы! Существуют совершенно разные направления его учеников, которые широко известны и пользуются огромным спросом, но при этом какого-то цельного понимания особенностей именно его школы современный практик йоги не имеет, и в полном виде его подход никем из учеников не транслируется. Более того, у массовой йоги и нет особого желания понять, что есть «феномен Кришнамачарьи» — например, на русский язык пока был переведен только один его текст, «Йогарахасья».

Как рыночный продукт оригинальную систему Кришнамачарьи продать практически невозможно. Глубина, сложность и разнообразие знаний, объем требований к возможному преподавателю-инструктору, необходимость адаптации основных принципов школы под климат, пищу, возраст, заболевания, особенности психологии, целей ученика — все это изначально делает любой коммерчески-ориентированный маркетинг школы Кришнамачарьи обреченным на провал. Именно поэтому в современном массовом йогическом сознании нет «йоги Кришнамачарьи», но есть понятная и простая йога его учеников. Парадоксальным образом, он воплотил собой тот факт, что нет «йоги имени учителя», но есть только «йога во имя ученика». Как говорил он сам: «Учи тому, что находится внутри тебя. Не так, как это подходит тебе. Но так, как это подходит другому» [K. Desikachar 2005].

И самое важное. Великий гуруджи последним из йогинов сохранит в своем учении основную цель средневековой хатха-йоги — тот самый Unio Mistica — мистический союз души и Бога, который был для него практически достижим и реализация которого имела под собой четкую методологию. Союз, который позднее, в работах его учеников, станет психотерапевтическими одеждами, надетыми на новое высокостатусное откормленное тело асаны.


Первая часть статьи — «Мифотворчество Айенгара и Джойса: тадасана vs. самастхити» — здесь.
Продолжение второй части статьи — «Археология асаны. Паттабхи Джойс. Йога-мала» — здесь.

Нам будет приятно, друзья, если при цитировании данного материла, Вы сделаете ссылку на наш сайт.


Продолжение следует…

 

li

  • #1 опубликовал Вячеслав
    1 год назад

    !!!
    Тут ещё возможно изменение стиля-уклада жизни большого количества людей, в те 20-30-40 ые гг, в связи технологическими и промышленными революциями. Физически работающих людей, проживающих в сельской местности, становилось всё меньше, а горожан больше….

    • #2 опубликовал Школа Аштанга Йоги | Красноярск
      1 год назад

      Спасибо за комментарий!

      В наше время 74,3 % населения Индии живет в деревнях и лишь 25,7 % — жители городов .
      В 20-40 г.г. эта пропорция была еще контрастнее.

      Так что если некоторый дрейф в структуре населения как-то и повлиял на идеологию Кришнамачарьи, то весьма незначительно.
      Но в целом, сам он при этом действительно апеллировал к ценностям и установкам в большей степени среднего класса, то есть , в основном, горожан.

  • #3 опубликовал Артур
    1 год назад

    Не знаю:комментарий это?Скорее-нет.
    Спасибо.Оооочень интересно,направляет на анализ, размышление,и опять-на чтение «ведически-йогической» литературы,пусть и в доступном русскоязычном переводе.Но это гораздо больше,чем футбольный матч Россия-Греция. Хотя-а-а-а… :-) Шучу,однозначно больше.
    Спасибо за Ваш сайт,и за труд.Слежу за новостями с удовольствием. Зараженный Аштангой :-)

Комментарии запрещены.