Методология Кришнамачарьи. Инструменты, история, идеология

Часть 2. Археология асаны

Паттабхи Джойс. «Йога-мала»

Авторский текст.

автор: Алексей Константинов
статья для журнала «Ной» №9, зима 2012-2013 г.

«…метод очищения и укрепления тела называется асана».
Паттабхи Джойс, «Йога-мала»

Предыдущая статья была посвящена пониманию «асаны» Кришнамачарьей и его идейной эволюции. Ниже я постараюсь описать асану в рамках системы Джойса и насколько возможно объяснить, как и почему именно эта трактовка закрепилась в ней.

Как и большинство работ индийских авторов-йогинов, основополагающий и единственный труд Джойса «Йога-мала» (не считая методички по сурья намаскару) — работа синкретическая, то есть, как бы разнородная, но являющаяся неделимым целым. Четко заявленную технологию здесь («Методика выполнения ширшасаны: Переходя с пуракой из шестой в седьмую виньясу первой Сурья Намаскары, сядьте на колени, сплетите пальцы рук в замок и положите локти на пол» и т.д. [«Йога-мала», стр. 41]) почти невозможно отделить от религиозной философии («Йога – это путь, с помощью которого ум может поместить себя в Атман-Сущность… (Нужно) сконцентрировать свой ум, чтобы увидеть Единую Сущность», [«Йога-мала», стр. 4-5]), а идеология полностью определена сотериологией — учением об искуплении и спасении («без знания истинной Сущности человек обречен на продолжение цикла рождений и смертей и, как результат, на страдание в скучном и презренном мире» [«Йога-мала», стр. 6]). В довольно большой зазор между триконасаной и победой над смертью Джойс изящно, без особого труда включает те смыслы асаны, которые хочет.
Все эти смыслы у Джойса ненамеренно смешаны вместе, но все же, можно выделить три основных.

 

     

 
  1. Асана для уже здоровых как этап подготовки к пранаяме и дальнейшим ступеням аштанга-йоги: «Все (пранаямы) требуют некоторого предварительного шага – выполнения асан» (Йога-мала, стр. 9). Причем использование асан с целью перехода к пранаяме предполагает их выполнение «без напряжения». Асана в этом аспекте приобретает «духовное измерение».
  2. Асана для больных как метод оздоровления: «Выполнение асан избавляет тело и органы чувств от болезней», «позволит привести тело в надлежащее состояние и, соответственно, улучшить здоровье» (Йога-мала, стр. 10).
  3. Асаны для «слабых духом и телом» как условие для практики ямы-ниямы: «…практиковать ступени и этапы ямы и ниямы, когда тело и органы чувств еще слабы и подвержены болезням, просто невозможно. Чтобы укрепить тело и органы чувств…следует изучить и выполнять асаны» (Йога-мала). Этот аспект пересекается с предыдущим пунктом и больше напоминает современный психосоматический подход «healthypromotion» – пропаганду здорового образа жизни.

Суммируя все эти смыслы, Джойс дает четкую дефиницию асане: «метод очищения и укрепления тела называется асана» (Йога-мала, стр. 11).

Безусловно, сам Джойс не предполагает возможности выбора учеником того или иного смысла использования асаны. Все определяется реальной задачей, стоящей перед тобой.
Если болен, исцеляй себя асаной, переходи к ее безупречному выполнению, затем к пранаяме и далее, по списку Патанджали. Если здоров, сразу оттачивай мастерство в асане – и вперед, к пранаяме. Джойс может представить, что кто-то, будучи уже здоровым, уделит асане время для поддержания и приумножения здоровья, при этом асана как путь самопознания/духовного роста (который в йоге, согласно Джойсу, конечно, есть, но происходит, повторюсь, на более поздних этапах аштанга-йоги, как и в учении Кришнамачарьи) на тот момент была для него абсурдом. Здоровье для Джойса – «величайшее сокровище» (Йога-мала, стр. 15), а путь для всякого приходящего в йогу однозначен: путем асан, питания, некоторых пранаям «больной выздоровеет, слабый окрепнет и тогда они смогут приступать к постижению следующих внутренних ступеней, таких как пратьяхара (избавление от желаний)» (Йога-мала, стр. 33).

 

  

 

Несмотря на такую хирургическую четкость в разных задачах асан для разных людей, Джойс усредняет практику, предлагая рецепт уникального духовно-физкультурного средства, которое одним и тем же учеником сразу используется для всех задач. Похожее смешение разнотипных задач коснется и таких вопросов, как питание, образ жизни и т.д., для которых автор также не станет терапию отделять от культуры тела, а последнюю – от культуры духа.

Нужно заметить, что полезное действие асаны в ряде случаев оказывается и на чакры, энергетические центры в «тонкой» анатомии йоги: например, при описании эффекта маричиасаны: «Очищается толстый кишечник и желчный пузырь, а также манипурачакра. В результате тело станет крепким и сильным» (Йога-мала, стр. 30). При этом обратите внимание на один логический уровень объектов влияния асаны (толстый кишечник и желчный пузырь находятся в ряду однородных объектов с манипурачакрой). А во-вторых, на однотипность критериев эффективного воздействия: исцеление как органов, так и чакры можно увидеть только на физическом уровне по крепости тела. (Сравните, например, с другой асаной: «ГарбхаПиндасана убирает жир внизу живота, очищает манипуру и исцеляет болезни печени и селезенки» (Йога-мала, стр. 31). Судя по всему, для Джойса на практике чакры являются больше синонимом определённой области в теле (живот, солнечное сплетение, грудной отдел, малый таз и т.д.), а не некими тонкими энергетическими центрами, внутри которых возможен «прорыв, парадоксальный акт трансценденции – выход за пределы сансары, уход из времени» (Мирча Элиаде «Йога: бессмертие и свобода», К.: «София», 2000).

На примере Джойса хорошо видно, как древняя тантрическая практика трансформировалась в современную йогическую риторику, в которой «Урдхва Мукха Пасчимоттанасана очищает пищевод и свадхистханачакру, или область между анусом и пупком. Когда свадхистханачакра чиста, телесные процессы протекают легко и свободно, и болезни не мучают человека…» (Йога-мала, стр. 35). То же самое физиологическое отождествление касается и нади, которые в тексте приравниваются к конкретным анатомо-физиологическим единицам («вирья нала – нади, который связан с печенью, а также отвечает за выработку инсулина» (Йога-мала, стр. 29) или, что чаще, нервным путям («грдхрасинади — седалищный нерв» (Йога-мала, стр. 33).

Иными словами, «тонкая» йогическая анатомия средневековья в ткани джойсовского текста с заметным акцентом получает перевод на язык «грубой» физической анатомии Нового времени. Именно в этот момент становится ясно, что размотать клубок «западного/современного» и «традиционного/индийского» в подходе Джойса – невозможно.

Изредка в тексте книги упоминается опосредованное телом влияние асаны на ум. Например, для вариантов джануширшасаны, которая, влияя на пищеварительную систему, улучшает и функцию репродуктивной. А укрепление дхату (тканей тела) «постепенно разрушает камавасану (направленность на страстные желания)» (Йога-мала, стр. 29). Но даже в этом редком случае психологического эффекта асаны не обошлось без современной Джойсу политической подоплеки.

Историческая справка: с 1947 года, после обретения независимости, Индия все больше начинала воспринимать возрастающее быстрыми темпами население как главное препятствие на пути дальнейшего развития страны. Правительством была поставлена задача зафиксировать к 2000 году суммарный коэффициент рождаемости на уровне 2,1 ребенка на женщину (в 1947 году он составлял 6!). Для этого была принята серия законов о браке, разводе и правах детей. С 1954 года вступление в брак до 18 лет для девушек и до 21 года для юношей стало наказуемо по закону, с 1955 года запрещалось многоженство, с 1971 года женщинам стали доступны аборты и т.д. Главными инструментами новой политики стали стерилизация и введение внутриматочных спиралей, предотвращающих рождение, проводимые в специально созданных «лагерях стерилизации». Причем ставился конкретный план в цифрах по числу процедур, в результате чего они иногда проводились без информированного согласия, и даже были случаи «стерилизационных рейдов» – нападения на обитателей трущобных районов и их принудительной стерилизации.
(InfoChange population. Population: Background & Perspective. // (http://infochangeindia.org/200310045940/Population/Backgrounder/Population-Background-Perspective.html ).

Именно этим объясняется иначе неясный комментарий Джойса, что «ограничивать количество детей необходимо, но не следует для этого пользоваться ненатуральными, искусственными средствами, которые вредны телу» (Йога-мала, стр. 29). И он предложил взамен «природные средства» в виде некоторых асан, которые помогают управлять органами чувств. Но помогают, как видно, очень косвенно, и контроль над умом является скорее побочным продуктом здорового тела.

 

   

 

Безусловно открытого признания за асаной исключительно телесного аспекта в тексте нет. Да это и невозможно.
По двум важным причинам.

  1. Во-первых, важнейшая для западной философии оппозиция «сознание/материя» в индийском мировосприятии до Нового времени не была проблемной. С одной стороны, согласно системе санкхьи-йоги, происхождение и существование мира есть взаимодействие двух исходных начал – Духа (Пуруши) и Материи (Пракрити). С другой стороны, спиритуализм классической индийской философии предполагает «безраздельное господство чистого духа (Атмана) над всеми формами бытия» (С.Р. Аблеев «Материя и Сознание в философской парадигме универсального монизма»), и любое действие человека влияет на его индивидуальное сознание.
    Психолог мог бы объяснить, что подобное мифологическое мировосприятие определяется двумя базовыми фактами психической жизни человека. Первое – это так называемая «неупорядоченная телеология» (promiscuousteleology, термин, введеный профессором психологии Deborah Kelemen, Department of Psychology, Boston University) – присущая маленьким детям склонность видеть во всём, что их окружает, результат чьей-то целенаправленной деятельности: «все создано для определенной цели». Другое интуитивное представление, свойственное детям и значимое в этом смысле, – это дуализм, или идея о принципиальном различии между материальным и духовным, например, между телом и душой, мозгом и сознанием (для арифметики нужен мозг, а для любви к родине или к маме нужно нечто большее) (Paul Bloom, Deena Skolnick Weisberg. Childhood Origins of Adult Resistance to Science // Science. 2007. V. 316. P. 996–997).
    В связи с этим комплексом идей, органичных культурной среде Индии как страны с высоким уровнем религиозности, понятно, почему любой текст, даже очень технологический, под пером большинства индийских мыслителей обязательно приобретал высокодуховное измерение.
  2. Во-вторых, даже в традиционной аллопатической лечебной физкультуре психотерапевтический вклад от занятия и психологическая реабилитация больного всегда стояли на одном из первых мест. Нет никаких сомнений в том, что двигательная активность человека изменяет функциональное состояние высших отделов нервной системы, влияет на психоэмоциональные реакции и мироощущение. В любом учебнике по ЛФК обязательно подчеркивается, что «физическая тренировка создает в коре головного мозга стройную систему нервных связей, которая подавляет застойные очаги возбуждения» (А. И. Журавлева, Н. Д. Граевская, Спортивная медицина и лечебная физкультура. М.:Медицина, 1993 г., Стр. 294).

Я только хочу заметить, что вслед за Кришнамачарьей ранний Паттабхи Джойс четко осознавал преимущественно оздоровительный эффект от практики асан. При этом современного популярного понимания асаны как практики, совмещающей в себе все или многие ступени йоги Патанджали и т.д., на момент первой публикации в 1962 году Йога-малы у него не было (при выходе первого англоязычного издания Эдди Штерна в 1999 году правке подверглись в основном только разделы с асанами, поэтому это издание также показательно как пример ранне-джойсовского подхода к йоге).

К слову, это трактовка асаны как лечебной процедуры полностью противоречила интерпретации асаны у зрелого Айенгара: «Тело – мой храм, асаны – мои молитвы». Для Джойса тело действительно храм, но асаны – скорее, бригада ремонтников и уборщиц. Не больше. Без них не обойтись, но в воскресенье лучше побыть с близкими; храм они обслуживают, но на службу (то есть, пранаяму) их уже не возьмешь; они важны, но периодически некоторых можно уволить (исключение некоторых асан для беременных, пожилых и т.д.). Это вполне в духе Кришнамачарьи. Интересно, что ни у одного из его учеников асана детально не описывалась. И тот же Айенгар, яркое исключение из этого правила, только начиная йогический путь, в своей ранней Йога-дипике дает описание асан не намного подробнее Джойса. Отстройка и фиксация на «1200 деталей триконасаны» появится у него намного позднее.

Приоритет духовного над телесным внутренне присущ индийскому йогическому дискурсу: жизнь есть «безбрежный океан, переполненный великого страдания, полный желаний, полный зависти, полный заблуждений, навсегда в сети неверных поступков», и все, что остается человеку, это склониться «перед Лингамом Садашивы, почитаемым Брахмой, Вишну и другими богами …уничтожающим цепь страданий, рождений и смертей» (Свами Шивананда, «Господь Шива и Его почитание»). На месте Лингама Садашивы могла быть и любая другая ипостась Брахмана, но общая интенция понятна: тело есть машина, которая позволит нам перенестись из точки А (этот мир/эта реальность/относительное) в точку Б (божественный мир/другая реальность/абсолютное). Правила эксплуатации, технические инструкции, безопасное вождение для тела должно соблюдать, но не в ущерб главной цели – мокше, освобождению от невежества/рождений/смертей/страданий/страстей. Освобождение души, не тела.
При этом начинать это освобождение, согласно мнению Тирумулая Кришнамачарьи и его учеников, все же следует с тела, освобождая его от болезни: «Дабы люди этого мира наслаждались неограниченным счастьем, их тела и органы сначала должны быть освобождены от болезней и сиять чистой энергией каждый день» (Т. Кришнамачарья «Йогасанагалу», собственный перевод.)

 

     

 

Прямое взаимодействие с Западом радикально отразится на философии П.Джойса: с 1970-х его учение начнет существенно трансформироваться.
С одной стороны, асана триумфально войдет в духовную историю европоцентричного мышления. Как с радостным удивлением обнаружит Запад, Дух можно познать и в процессе создания сильного здорового красивого тела. Интеллект и теория не так важны, как здоровье и практика. Методика познания Бога почти не отличается от методики упражнения тела. Лозунгом этого станут знаменитые «99% практики и 1% теории».

С другой стороны, сам Запад окажет серьезное воздействие на асану. Из ключевого элемента методологии аштанга-йоги она вдруг превратится в саму методологию. Неожиданно третий этап на пути к самадхи замкнется сам на себе и обернется пропахшим потом залом ожидания. Вечного ожидания поезда к просветлению.

 

 

Первая часть статьи — «Мифотворчество Айенгара и Джойса: тадасана vs. самастхити» — здесь.
Начало второй части статьи — «Археология асаны» — здесь.

Нам будет приятно, друзья, если при цитировании данного материла, Вы сделаете ссылку на наш сайт.

 

 

Продолжение следует…